История транспортной полиции России до 1919 года

18 февраля 2009 года российская транспортная милиция отметила 90-летие со дня своего образования. Однако государственные органы общественного порядка на транспортных магистралях России имеют уже более серьезную – двухвековую историю. Еще в начале XIX века кроме городской и сельской полиции существовали полицейские органы на транспорте.
Впервые пути сообщения выделились в России в особую отрасль управления при императоре Павле I. Указами от 27 февраля 1797 года и 28 февраля 1798 года был создан Департамент водяных коммуникаций. Исходя из имеющихся на сегодня исторических материалов, годом рождения специальных полицейских подразделений на транспорте следует считать 20 ноября 1809 года, когда при императоре Александре I утверждено «Учреждение об управлении водяными и сухопутными сообщениями», согласно которому Департамент водяных коммуникаций преобразовывался в орган центрального управления путями сообщения – Дирекцию водных и сухопутных коммуникаций – прообраз наших транспортных ведомств.
На новое ведомство возлагалась обязанность управления всеми водяными и значительными сухопутными путями сообщения России. В соответствии с положением «О Дирекции…» вся территория страны была разбита на 10 транспортных округов, в каждом из которых назначался специальный директор, при котором были сформированы подразделения специализированной транспортной милиции, получившие название «полицейских команд дирекции водных и сухопутных коммуникаций». Главная дирекция находилась в Твери, правления округов – в губернских городах. К примеру, Сибирь входила в 10-й округ путей сообщения, правление которого располагалось в городе Тобольске. Полицейские команды формировались окружным директором водных и сухопутных коммуникаций, подчинялись ему и действовали независимо от местной администрации, городской и сельской полиции. В задачу первых транспортных полицейских входило обеспечение безопасности на речном, дорожном транспорте, сопровождение и предотвращение хищений грузов.
Как подразделения Дирекции водных и сухопутных коммуникаций в районах расположения золотых и платиновых приисков — на Урале, в Западной и Восточной Сибири — была образована горно-полицейская стража. В промышленных районах России начала действовать фабрично-заводская полиция. Приморские города нуждались в других направлениях правоохранной деятельности, и там возникла портовая полиция.
20 ноября 1809 года датируется еще и царский Манифест, в котором говорилось: «Распространение земледелия и промышленности, возрастающее население столицы и движение внутренней и внешней торговли превосходят уже меру прежних путей сообщения». Это вызвало к жизни новые структуры – Экспедиция устроения дорог, Управление водяными и сухопутными сообщениями, Корпус и Институт корпуса инженеров путей сообщения. К 1815 году относится начало пароходства в России. В 1820 году Дирекция водных и сухопутных коммуникаций была преобразована в Главное управление путей сообщения с целым рядом структурных подразделений.

В июле 1826 года Император Николай I проводит реорганизацию политической полиции. В составе Собственной Его Императорского Величества канцелярии создается Третье отделение, которое стало выполнять функции политической полиции. Исполнительным органом Третьего отделения стала жандармерия, которая в апреле 1827 году была выведена из состава вооруженных сил. Перед созданным Корпусом жандармов (впоследствии Отдельный корпус жандармов) была поставлена следующая триединая задача: жандармские дивизионы и команды выполняют обязанности исполнительной полиции; жандармско-полицейские управления железных дорог и их отделения занимаются охраной порядка и благочиния в районе железных дорог и визированием паспортов на границе; все остальные жандармские части выполняют обязанности по обнаружению и исследованию государственных преступлений и надзору за государственными преступниками, содержащимися под стражей. Первым начальником Третьего отделения, а соответственно и шефом жандармов, был назначен генерал от кавалерии граф А.Х. Бенкендорф (1826-44 годы).

22 марта (3 апреля) 1836 года император Николай I утвердил Устав первой в России железной дороги из Санкт-Петербурга в Царское Село протяженностью 24 версты. Движение по ней открылось 30 октября (11 ноября) 1837 года. С этого рейса ведут свой отсчет российские железные дороги. В 1836 году в России был организован Отдельный корпус жандармов, одним из подразделений которого стала железнодорожная жандармерия. Решение о привлечении жандармской полиции к обеспечению порядка на железных дорогах было принято также императором Николаем I. «Охрана порядка и наблюдение за общественною безопасностью на этих важных отечественных путях сообщения были вверены чинам впервые созданного Его же Высочайшею волею Корпуса жандармов», писал в то время один из высокопоставленных жандармских чинов. Полицейский надзор за строительством и эксплуатацией железных дорог осуществлялся жандармскими эскадронами и командами, находившимися в непосредственном ведении Министерства путей сообщения. 1 (13 ноября) 1851 года первый поезд отправился в путь по крупнейшей тогда в Европе железнодорожной магистрали из Санкт-Петербурга в Москву. 26 марта (7 апреля) 1857 года вышел Указ императора Александра II о сооружении первой сети железных дорог в России. Так началось массовое железнодорожное строительство с привлечением значительного количества людей и одновременно бурный расцвет коррупции и казнокрадства. В результате массового хищения денежных и иных средств качество железных дорог не стало соответствовать предъявляемым требованиям. Росла криминальная активность строительных рабочих. Они совершали преступления против личности, растаскивали материалы. Возникла проблема обеспечения общественного порядка, защиты интересов организаторов производства и рабочих, а затем и общественной безопасности при эксплуатации железных дорог.
В первую очередь необходимо было решить, кто должен обеспечивать правопорядок на железной дороге. Министерство путей сообщения и Министерство внутренних дел выделили необходимые средства. Но в связи с тем, что железные дороги проходили по территориям различных губерний, нередко на большом удалении от населенных пунктов, общая полиция не могла выполнять эти задачи. Именно поэтому и потребовалось создание специальных отрядов железнодорожных жандармов.
В 1860-х годах жандармские эскадроны и команды были преобразованы в полицейские управления. 27 июля 1861 года было введено в действие Высочайше утвержденное «Положение о жандармских полицейских управлениях Санкт-Петербургско-Варшавской и Московско-Нижегородской железных дорог», которым на жандармов возлагались функции надзора и безопасности на железных дорогах – наблюдение за точным исполнением рабочими и подрядчиками взаимных обязательств, обеспечение сохранности имущества и порядка на железнодорожных станциях, рассмотрение жалоб рабочих, подрядчиков, служащих, проезжающих и проживающих на железных дорогах, контроль за паспортами. Полицейские управления также подчинялись Министерству путей сообщения через инспекторов соответствующих дорог.
К началу ХХ века в Российской империи насчитывалось двадцать два таких управления. Отличительным знаком нижних чинов железнодорожной жандармерии от нижних чинов других жандармских структур были особые нагрудные бляхи, на которых выбивались название конкретного жандармского полицейского управления и личный номер владельца бляхи. О том, как личный состав жандармских полицейских управлений железных дорог в целом блестяще справлялся с возложенными на него государством обязанностями по обеспечению на железнодорожном транспорте общественной безопасности и борьбе с преступностью можно почерпнуть не только из архивных источников, но даже из произведений русских классиков и, в частности, из ряда дореволюционных рассказов, повестей и прозаических поэм С.Н. Сергеева-Ценского. Положительный образ железнодорожного жандарма присутствует и в поэтическом творчестве Александра Блока.
В штат жандармского полицейского управления входили: начальник, адъютант, начальники отделений и унтер-офицеры в количестве 120-300 человек. Согласно действовавшим в то время нормативным актам, сотрудники жандармских управлений железных дорог имели специфические обязанности и пользовались правами наружной полиции, принимая участие в охране общественного порядка, предупреждении и пресечении нарушений «общественного благочиния» и обеспечения безопасности на железных дорогах. Кроме этого жандармы были обязаны наблюдать за целостностью пути и дорожных сооружений, не допускать к ним посторонних и проверять… качество продуктов в станционных буфетах! 
Основными силами «благочиния и порядка» были сотрудники патрульно-постовой службы. Патрулировались депо, мастерские, склады, подъездные пути. Один раз в месяц жандармы были обязаны обойти всю территорию обслуживаемого участка. Самыми распространенными преступлениями были кражи грузов, а совершавшие их преступники отличались поразительной изобретательностью и дерзостью. По признанию руководства корпуса жандармов успехи жандармерии в борьбе с кражами грузов были весьма скромными. Частично это объяснялось отсутствием сыскной полиции и оперативной работы. Жандармам категорически запрещалось носить гражданскую одежду. Основной работой жандармерии считалось патрулирование. Полномочия жандармских патрулей были почти всеобъемлющими: проверка исправности люковых запоров и дверей вагонов, пресечение допуска к погрузке посторонних, присутствие при наложении пломб и замков при отправлении поезда, проверка в присутствии понятых сохранности груза при каждом подозрительном случае, выезд на место происшествия и так далее. Жандармы были обязаны требовать от начальника станции сосредоточенного размещения вагонов с грузом при длительных стоянках, обеспечения их охраны и освещения места стоянки.
В 1867 году руководителем Третьего отделения, исполнительным органом которого являлся Отдельный корпус жандармов, был генерал-адъютант граф П.А. Шувалов (1866-74). Он лично обратился к Императору с рапортом об изменении правового положения жандармской железнодорожной полиции. Вскоре последовало Высочайшее повеление о подчинении графу Шувалову всех жандармских частей и управлений. Жандармские эскадроны и команды были преобразованы в полицейские управления, а затем в жандармские полицейскими управлениями железных дорог (ЖПУ ж/д). Еще в декабре 1866 года в связи с законом «Об обязанностях и подчинении жандармских полицейских управлений железных дорог» все полицейские управления были изъяты из ведения Министерства путей сообщения и полностью подчинены шефу жандармов. Функции ЖПУ железных дорог были расширены, они должны были исполнять обязанности общей полиции, пользуясь всеми присвоенными ей правами. Район действия ЖПУ железных дорог простирался на всю территорию, отведенную под железные дороги, на все находившиеся на этой полосе постройки и сооружения. ЖПУ занимались «охранением внешнего порядка, благочиния» и общественной безопасности.
В этом же году был определен Порядок жандармского полицейского надзора на железных дорогах. Он устанавливал, что в ведении каждого железнодорожного жандармского управления должен находиться участок пути в две тысячи верст (более 1 500 километров). В свою очередь это расстояние делилось на участки по 200 верст (около 150 километров), находившиеся в ведении жандармских отделений. Каждая железная дорога имела свое жандармское отделение. Штат каждого железнодорожного жандармского управления состоял из начальника, его адъютанта и начальников отделений, а также трехсот унтер-офицеров. Хотя железнодорожные жандармские управления, как составные части корпуса жандармов, являлись органами политической полиции и финансировались из бюджета военного министерства, они не только обеспечивали военную охрану железнодорожных путей и сооружений – мостов, туннелей, вокзалов, депо и так далее, но и обязаны были вести борьбу с уголовными преступлениями на территории железнодорожных сооружений и в полосе отчуждения железнодорожных путей, главным образом, с хищениями грузов. Соответственно они пользовались и всеми правами общей полиции.
При обходе вверенного участка унтер-офицер должен был обращать особое внимание на производимые вблизи железнодорожного полотна земляные работы – с целью предотвращения подкопов и диверсий, а также на исправное несение службы путевыми обходчиками и сторожами. Помимо этого чины железнодорожной полиции должны были наблюдать… за внешним видом и поведением «некоторых» работников железной дороги. В частности, «чтобы носильщики были прилично одеты в чистых фартуках, с установленными для них знаками, чтобы при остановках поездов на станциях они не бросались толпой в вагоны, мешая этим свободному выходу пассажиров, не предлагали назойливо своих услуг, а тем более не хватали без требования их ручную кладь». 

В первых числах января 1867 года последовал Приказ № 6 по корпусу жандармов, значительно расширяющий права и обязанности ЖПУ ж/д. 16 марта 1867 года Величайшим повелением были утверждены структура и штаты Жандармских полицейских управлений железных дорог. С этой даты можно говорить о жандармской железнодорожной полиции как о самостоятельном институте обеспечения правопорядка на железнодорожном транспорте. Вследствие бурного развития железнодорожной сети ЖПУ железных дорог к началу XX века стали самыми крупными подразделениями корпуса жандармов, превзойдя по численности личного состава все остальные части корпуса вместе взятые. Основной задачей жандармской железнодорожной полиции считалась борьба с хищениями грузов на железной дороге и предотвращение транспортных происшествий. В своей деятельности транспортная жандармерия руководствовалась и наблюдала за исполнением «Полицейских железнодорожных правил». Этот акт определял весь порядок работы железных дорог – от формирования поездов до способа подачи аварийных сигналов. Поэтому жандармы следили за исправностью пути, чистотой на перронах, правильностью составления грузовой документации, сохранностью пломб на дверях вагонов, имели право отстранить от работы поездную бригаду в случае ее нетрезвости и так далее. Словом, представляли собой как бы вторую администрацию дороги.
Интересно, что в 1910 году для чинов железнодорожной жандармерии была даже издана специальная брошюра с описанием способов и методов хищения грузов. В ней давались практические рекомендации по предупреждению и раскрытию замаскированных хищений. Авторами этого издания обращалось внимание полицейских и жандармов на то, что в подобных преступлениях почти всегда участвуют служащие железной дороги, и они должны включаться в число подозреваемых в первую очередь.

Во главе ЖПУ ж/д стояли начальники на правах командиров полков в чине генерал-майоров или полковников, назначались они приказами по Отдельному корпусу жандармов. Личный состав жандармерии состоял главным образом из офицеров и унтер-офицеров. Рядовых почти не было, так как младшие чины комплектовались преимущественно из прошедших сверхсрочную службу в кавалерийских частях – жандармы считались принадлежащими к кавалерии. Офицерский состав имел военные кавалерийские звания: корнет вместо подпоручика, штабс-ротмистр вместо капитана. Среди унтер-офицерского состава также было кавалерийское звание: вахмистр вместо фельдфебеля.
Комплектование офицерского состава осуществлялось преимущественно офицерами гвардейской кавалерии, вынужденными уйти из полка по тем или иным причинам. Переход гвардейца-офицера в жандармерию обычно был связан с необходимостью замять ту или иную некрасивую историю, в которой он был замешан, или с отсутствием у него достаточных средств для продвижения по дорогостоящей службе в гвардии: жандармы получали оклады значительно выше, чем офицеры в полках, а, кроме того, в их распоряжении находились различные специальные ассигнования, о трате которых отчета не требовалось.
Переходя на службу в жандармерию, офицер формально числился на военной службе, но обратного пути в полк у него уже не было. Несмотря на все могущество жандармерии – самого доверенного и всесильного аппарата царской власти, жандармский офицер оказывался вне общества, к которому принадлежал по рождению и прежней службе в армии. Жандармов не только боялись, но и презирали, прежде всего, те круги – аристократия, высшая чиновничья власть, офицерство – защиту социальных и имущественных интересов которых и обеспечивала жандармерия.
По свидетельству современников, в структуре МВД Российской империи и Департамента полиции жандармская железнодорожная полиция была самым дисциплинированным и профессионально подготовленным подразделением. Из своего гвардейского прошлого жандармские офицеры брали внешний лоск и щеголеватость, отличавшие их от полицейских. Отличительный вид придавала им и форма, по крою схожая с гвардейскими мундирами. 
Повседневной формой жандарма был китель обычного кавалерийского типа с треугольными обшлагами. На нем серебряные погоны с красным кантом и голубым просветом. При высоких сапогах носили серые с красным кантом суженки или полугалифе. Со штиблетами – брюки навыпуск. На сапогах и штиблетах обязательно были шпоры, на штиблетах – накаблучные, винтовые, без ремня. Жандармские офицеры носили фуражки с темно-синим околышем и голубой тульей. Голубой цвет был особого бирюзового оттенка, который так и назывался «голубой жандармский». Канты на фуражке – красные, кокарда обычная офицерская. У унтер-офицеров жандармерии фуражки были той же расцветки, как у офицеров, но с солдатской кокардой. Отличительным признаком жандармской формы были аксельбанты на правом плече – в военных частях аксельбанты носили только адъютанты.
Как и кавалеристы, все жандармы носили кавалерийские шашки и темляки, а в парадных случаях – изогнутые палаши в никелированных ножнах. Жандармские офицеры почти никогда не снимали знаки кадетских корпусов, юнкерских училищ и знаки своих бывших полков. Часто щеголяли в браслетах из цепочки со срезанными плоскими звеньями.
Каждодневную форму жандарма составляли: гимнастерка общевоенного типа с застежкой из четырех пуговиц на левую сторону, погоны на гимнастерке – красные с голубым кантом, серые брюки – суженки, сапоги со шпорами, ремень затяжной с пряжкой на один зубец, красные шерстяные аксельбанты с медными наконечниками на правом плече.
Вооружались жандармы кроме кавалерийских шашек на коричневой перевязи также наганом или револьвером «Смит и Вессон». Револьвер в черной кобуре висел на поясе, прикрепленный к красному шерстяному шейному шнурку. Шинель у жандармов была общекавалерийского образца с петлями как у офицеров. Она имела один ряд фальшивых пуговиц и застегивалась на крючки.
Так как жандармский состав вербовался из унтер-офицеров – сверхсрочников, то возраст его колебался от тридцати до пятидесяти лет. Станционные жандармы несли караульную службу на вокзалах и пристанях, другие производили аресты и конвоировали арестованных. На политических процессах жандармы стояли в карауле у скамьи подсудимых. В отличие от городовых жандармы не несли дежурство на постах, а появлялись на городских улицах лишь в исключительных случаях, обычно в конном строю с винтовками через плечо.
Форма обращения, существовавшая в жандармских подразделениях, как и в царской армии, подчеркивала ее классовый характер. Все вышестоящие чины от ефрейтора до генерала обращались к солдату на «ты» и называли его «рядовой» или по фамилии. Солдат должен был обращаться на «вы» к военнослужащим в звании унтер-офицера и выше и говорить «господин ефрейтор», «господин унтер-офицер». К офицерам – от прапорщика до капитана включительно – обращались со словами «ваше благородие», к подполковникам и полковникам «ваше высокоблагородие», к генерал-майорам и генерал-лейтенантам «ваше превосходительство», к полным генералам – от инфантерии, артиллерии, кавалерии, инженер-генералам – «ваше высокопревосходительство».
 Офицеры к унтер-офицерскому составу обращались на «ты» и по фамилии, часто не упоминая звания, если же упоминали звание, то без фамилии. Ни солдатам, ни унтер-офицерам офицеры, тем более генералы, руки не подавали. В то же время к вольноопределяющимся – выходцам из привилегированных классов дворянства и купечества – обращались «господин вольноопределяющийся» и на «вы». Также на «вы» и «господин» обращались к юнкерам и кадетам – будущим офицерам.
 Офицеры высшие и низшие по чину обращались друг к другу одинаково «господин поручик», «господин капитан», «господин полковник». К генералам офицеры обращались с титулом «ваше превосходительство» или «ваше высокопревосходительство». Форма «господин генерал» не употреблялась. В обращении генералов друг к другу также употреблялось титулование. Если офицер или генерал имел графский или княжеский титул, то подчиненные обращались к ним по титулу «ваше сиятельство», «ваша светлость». Начальник же обращался к ним «граф» или «князь». 

В июне 1867 года в России впервые была образована речная полиция, ставшая частью системы наружной полиции. Как особый орган для патрулирования на водных пространствах столицы империи – Санкт-Петербурга, она наводила порядок в размещении и следовании судов, а также боролась с воровством и пожарами на воде.

Законом от 19 мая 1871 года был закреплен порядок действия чинов жандармских полицейских управлений железных дорог по расследованию преступлений и «проступков общего характера» в подведомственных районах. Вплоть до 1906 года ЖПУ железных дорог не принимали непосредственного участия в производстве дознаний по государственным преступлениям, в политическом сыске и наблюдении. В августе 1880 году могущественное Третье отделение упраздняется, а его функции передаются в Департамент государственной полиции МВД (с 1883 года – Департамент полиции МВД). Министр внутренних дел становится одновременно шефом Отдельного корпуса жандармов.

К концу ХIХ века строительство железных дорог приняло столь интенсивный характер, что стало не хватать рабочих. И тогда по решению правительства в марте 1894 года на строительство были направлены лица, отбывавшие наказание в местах лишения свободы. Вполне естественно, что эта категория лиц часто совершала преступления, а потому требовала к себе особого внимания со стороны полиции. Во многом благодаря усилиям осужденных была построена и сдана в эксплуатацию Транссибирская магистраль протяженностью свыше восьми тысяч километров.
В процессе дальнейшего развития в начале ХХ века общее руководство, или высшее «начальствование над отдельным корпусом жандармов» осуществлял Министр внутренних дел Российской Империи, являвшийся шефом жандармов. В рамках одной или нескольких железных дорог учреждались жандармские полицейские управления. В целом железнодорожная полиция решала задачи «охранения внешнего порядка, благочиния и общественной безопасности в районе действия жандармских полицейских управлений железных дорог» и защиты интересов железнодорожного транспорта от криминального воздействия посторонних лиц и от незаконных действий самих железнодорожников.
 
В 1903 году рассматривалось предложение о создании жандармской железнодорожной конно-полицейской стражи, но по финансовым соображениям от его реализации отказались. Зато некоторое распространение в последующие годы получило использование специально обученных сыскных собак, так называемых «собак-сыщиков».

Революционное движение 1905 года и его дальнейший рост, активная роль, которую сыграли железнодорожники и служащие в придании Октябрьской стачке всероссийского всеобщего характера, заставили правительство принять срочные меры и привлечь жандармских полицейских управлений железных дорог борьбе с революционными выступлениями. Приказом по Отдельному корпусу жандармов от 28 июля 1906 года № 14528 на чинов ЖПУ ж/д были возложены обязанности производства дознаний обо всех «преступных действиях» политического характера, совершенных в полосе отчуждения железных дорог. При производстве дознаний начальники жандармских полицейских управлений железных дорог подчинялись начальникам губернских жандармских управлений. В результате ЖПУ ж/д стали выполнять функции политической полиции. На железных дорогах был создан также секретно-агентурный надзор, что обязывало ЖПУ железных дорог иметь собственную агентуру.

Последние два года… 

18 июля 1914 года Германия объявила войну России – началась Первая мировая война. К 1917 году в России насчитывалось 75 губернских и областных жандармских управлений, 33 жандармско-полицейских управления железных дорог, в состав которых входило 322 жандармских отделения: 3 дивизиона, 1 конная жандармская команда, 2 пеших жандармских команды, 2 портовых и 21 крепостная жандармская команда. Общая численность Жандармского корпуса на октябрь 1916 года достигала 14 667 человек. По списку проходило 28 генерал-лейтенантов, часть которых к тому времени находилась в действующей армии. Февраль 1917 года стал эпохальным для всей страны. В Петрограде был создан Совет рабочих и солдатских депутатов, сформировано Временное правительство. 2 марта 1917 года Император Николай II подписал отречение от престола. Министерство внутренних дел Временного правительства возглавил князь Г.Е. Львов, который находился в этой должности до 7 июля 1917 года.
3 марта 1917 года была принята Декларация Временного правительства, которая предусматривала «замену полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления». А уже на следующий день Временное правительство приняло решение упразднить железнодорожную полицию. В средствах массовой информации и в обществе началась травля бывших жандармов, которые были расформированы и направлены в качестве запаса в действующую армию с 1 мая 1917 года в соответствии с постановлением Военного совета «О расформировании Отдельного корпуса жандармов и жандармских полицейских управлений железных дорог». Офицеры и унтер-офицеры, направленные в действующую армию для дальнейшего прохождения службы, посылались на самые опасные участки боевых действий и нередко подвергались оскорблениям со стороны солдат. Бывшие полицейские чины оказались без жилья, без возможности устроиться на другую работу, без пенсий и денежного содержания.
Начавшись 27 февраля 1917 года с разгрома жандармского отделения на Николаевском вокзале, уже к середине марта процесс расформирования железнодорожной полиции был завершен, хотя на территории некоторых губерний старая полиция просуществовала под тем или иным названием до Октябрьской революции.
14 марта 1917 года Временным правительством было издано постановление «Об учреждении милиции». К октябрю на железных дорогах для охраны правопорядка была создана железнодорожная милиция из числа служащих и рабочих службы движения. Охрану общественного порядка они несли только во время исполнения служебных обязанностей, подчиняясь начальникам службы движения и начальникам станций. Параллельно существовала также уголовная милиция, созданная из числа железнодорожных служащих для проведения розыскных мероприятий по отдельным видам преступлений, а также воинские команды и караулы, летучие отряды военной милиции, боевые рабочие и сторожевые дружины, отряды Красной Гвардии.
Вот строки газетного сообщения, датированные 1 апреля 1917 года (стилистика сохранена): «В виду принципиального решения совета министров о расформировании корпуса жандармов начальникам железных дорог предложено не допускать проезда в отдельных вагонах бывших чинов жандармской полиции. Вместе с тем предложено освободить вагоны, занимавшиеся чинами жандармской полиции, а также их канцелярии и цейхгаузы; принять меры к временному сохранению всех находящихся там документов и имущества».
В ночь на 25 октября (7 ноября) 1917 года во время революционного переворота Временное правительство было свергнуто. Уже 28 октября (10 ноября) принимается «Постановление НКВД РСФСР о рабочей милиции». С 1991 года этот праздник официально отмечается как День милиции.
После расформирования жандармской полиции на железнодорожном транспорте ее функции до января 1918 года осуществляла железнодорожная милиция в форме своеобразной милицейской повинности. 30 января 1918 года для обеспечения планомерного снабжения населения продовольствием и предметами первой необходимости СНК издал декрет об учреждении Всероссийской межведомственной чрезвычайной комиссии по охране дорог. Весной 1918 года были выдвинуты задачи централизации управления железнодорожным транспортом и установления персональной ответственности руководителей. Они нашли отражение в декрете СНК от 23 марта 1918 года «О централизации управления, охране дорог и повышении их провозоспособности». Во исполнение декрета уже 27 марта 1918 года Народный комиссариат путей сообщения (НКПС) утвердил Положение о Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) по охране путей сообщения.
В ноябре 1918 года отряды военной охраны были переданы в военное ведомство, а следственно-розыскные подразделения – в ведение НКПС. Проведенная реорганизация резко ослабила охрану общественного порядка. В условиях ослабленной экономики страны резко увеличилось количество краж перевозимых грузов, совершавшихся в основном железнодорожниками. По стране прокатилась эпидемия самовольных захватов целых составов поездов и паровозов, в первую очередь демобилизованными, либо самовольно покинувшими фронт солдатами.
 
18 февраля 1919 года Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) принял Декрет «Об организации железнодорожной милиции и железнодорожной охраны», а Президиум ВЦИК утвердил «Положение о рабоче-крестьянской железнодорожной милиции». С этой даты, считающейся официальным Днем транспортной милиции, начинается новый период ее истории. 

Необходимо отметить, что знание особенностей правовой регламентации и опыт, накопленный железнодорожной жандармерией в ходе борьбы с преступностью, в решении административных задач, проведении кадровой политики, в обеспечении взаимодействия с полицейскими учреждениями в целях поддержания общественного порядка и безопасности имеет не только познавательное, но и практическое нравственно-патриотическое значение. А отсутствие специального исследования, посвященного деятельности железнодорожной жандармерии, является серьезным пробелом в историко-правовой науке и обедняет арсенал научного материала, позволяющего объективно оценить особенности развития России XIX – начала XX веков. Таким образом, независимо от политической системы в нашем государстве и переименования органов правопорядка на транспорте, их сотрудники всегда честно и добросовестно служили Закону, обеспечивая охрану имущественных прав, чести и достоинства граждан.


Подготовил Владислав Кустов, начальник ОИОС Восточно-Сибирского УВДТ.

95 лет органам внутренних дел на транспорте

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России